Деревянные многоэтажки вполне могут конкурировать с монолитными

понедельник, 17 ноября, 2014

Тотан Кузембаев — признанный мэтр деревянной архитектуры, победитель многих архитектурных конкурсов, участник самых престижных международных выставок. Спроектированные им дома из дерева — это всегда яркие, эмоциональные образы. Дом-парус, дом-дракон, дом-веер, дом-кристалл — целое семейство необыкновенных «существ», поражающих воображение, создано талантом этого мастера.

О том, с чего все начиналось, как архитектору удается быть ни на кого не похожим и почему он выбрал не самый распространенный в строительстве материал, Тотан Кузембаев (на фото) рассказал нашему журналу.

 

О том, что такое натюрморт, узнал уже в архитектурном институте

— Тотан, расскажите о вашей семье. Кто ваши родители? Увлечение архитектурой было закономерностью или полной неожиданностью для ваших близких?

— Я родился в отдаленном казахском ауле, где и слова «архитектура» никогда не слышали. Папа был чабаном, мама домохозяйкой. Отец рано умер. Думаю, если бы он был жив к тому моменту, когда я окончил школу, он бы меня ни в какую Москву не отпустил. Нас в семье было 10 человек, и отец считал, что старшие сыновья должны помогать по хозяйству, поднимать маленьких.

Но я мечтал рисовать. И твердо решил ехать в столицу, поступать в художественное училище. Мне казалось: если умеешь рисовать, надо быть художником. В приемной комиссии меня огорошили: нужен натюрморт, иначе не допустят к экзаменам. Тут я совсем растерялся, потому что не знал, что это такое. Стал звонить в свой колхоз, расспрашивать родственников, но те о натюрморте тоже ничего не слышали.

Пришлось мне искать вуз, где натюрморт не требовался. Так я попал в МАрхИ — Московский архитектурный институт. Совершенно случайно, как выяснилось.

 

— Когда вы почувствовали, что это ваше, что попали именно туда, куда нужно?

— Мне моя будущая профессия стала нравиться уже с первых курсов. Мы много рисовали, чертили, делали макеты. И я начал понимать, что, в общем, готов посвятить этому какую-то часть своей жизни. Окончательная уверенность пришла, когда делал диплом. Он был посвящен реконструкции города Нукуса, столицы Каракалпакской АССР. Когда я туда приехал, город меня поразил своей нищетой. Кроме здания исполкома, там, кажется, ничего больше и не было. Реальный Нукус очень диссонировал с моим роскошным проектом, с улицами, вычерченными по ниточке, красивым городским центром.

Тот проект, к сожалению, не осуществился. Но я понял одну важную вещь: архитектура вполне может сделать что-то значимое для целого города.

Гольф-клуб, Пирогово

Поучился у финнов, канадцев, но сделал свое

— К тому моменту, когда вы занялись архитектурой из дерева, у вас за плечами была уже большая и насыщенная архитектурная жизнь…

— Ну да. А с деревом получилось совершенно спонтанно. Хороший знакомый попросил меня спроектировать пансионат на берегу Пироговского водохранилища. Пансионат должен был быть из дерева просто потому, что все остальные постройки тоже были деревянными.

Опыта деревянного строительства, честно скажу, у меня на тот момент не было. Съездили мы в Финляндию, посмотрели технологию, и местная Honka нам не понравилась. Не очень впечатлились мы и канадскими образцами — многое нужно было дорабатывать под наши условия. И тогда мой заказчик сказал: «Слушай, я не хочу быть экспериментом у финнов и канадцев, уж лучше я буду экспериментом у тебя».

И я начал думать. Вспомнил институтские лекции по деревянному строительству. Но в основном полагался на интуицию. Постигал какие-то основы больше интуитивно. Так, с пансионата, все и началось.

Дом-мост